Ёжик (yojik_ali) wrote,
Ёжик
yojik_ali

Category:

Рассуждение о первом курсе (часть вторая)

Летом прошлого года Ёж начал писать довольно объёмное подведение итогов своей учёбы в университете. Тогда Ёж написал гигантскую запись об избранной им профессии и об учебной литературе. С записью той можно ознакомиться по ссылке после этого предисловия. «Рассуждение…» неоправданно как-то по диагонали и вдоль растянулось во времени, каюсь, но проблема с его публикацией (а написанный текст покоился у Ежа на рабочем столе уж более чем полгода) возникла совершенно неожиданно: прошлым летом была катастрофа с Живым Журналом, появилась возможность перечитать, и подумать о том, что уже написано. Стоит ли говорить, что ни к каким особо утешительным выводам Ёж не пришёл?

Сегодня же, в свете вчерашней записи об экзамене по английскому языку, Ёж всё-таки решил продолжить знакомить вас с «Рассуждением…». Тем паче, вторая его часть (всего было задумано четыре части, но, пожалуй, с остальными Ёж пока повременит) посвящена как раз иностранным языкам и их изучению.

Ещё раз напомню, что ёжкино «Рассуждение…» не является ни доктриной, ни наглядным пособием, ни любым другим руководством к действию. Сей весьма и весьма объёмный (Ёж предупредил!) опус – всего лишь типичная дневниковая запись о текущем положении вещей, о нынешнем моём "опыте", и в какой-то мере мироощущении, но ежели Вы, уважаемый Читатель, заметили, что в чём-то я допускаю непростительные ошибки, то я с удовольствием отвечу на Ваши комментарии, более того, буду Вам очень благодарен за конструктивную критику.

Это отнюдь не целиком моё собственное исследование, ибо многие из нижеследующих мыслей собраны мною в самых разных источниках.

Особое примечание: Помимо прочего, прошу заметить, что в нижеследующей записи речь идёт лишь о языках современных (филологи, к коим Ёж относится, изучают ещё и мёртвые языки: латинский и древнегреческий). Более того, я намеренно писал не филологический трактат, а текст, который мог бы быть интересен всем и каждому. Насколько я с этим справился, судить вам.

Рассуждение о первом курсе (часть первая)

Об иностранных языках и не только

Изумительный образовательный провал Ежа ожидал уже во время вступительных испытаний. Всё было осложнено тем, что экзамен по иностранному языку в последний момент изменили до неузнаваемости, как, собственно, изменили и экзамены по другим предметам: запретили приносить с собой словарь, и вместо ожидавшегося перевода витиеватого текста на русский язык, нужно было написать эссе по-английски. Разумеется, в качестве бонуса ко всему этому требовалось ещё составлять всяческие вопросы и ответы.

Когда Ёжик явился на показ работ, экзаменатор долго выясняла, что же он имел в виду, когда ваял ту или иную трёхэтажную и самым изощрённым образом «сложносочинённую» конструкцию. Как Вы понимаете, Ваш покорный слуга любит писать много и не по делу, особенно, на том языке, которого он не знает.

Вердикт ёжкиному эссе на какую-то остросоциальную тему звучал примерно так: «У Вас, колючее животное молодой человек, замечательный словарный запас, но с грамматикой – катастрофа!». Самое печальное, что грамматика у Ежа до сих пор безнадёжно больна, и чем её лечить – увы, не совсем ясно. Кроме того, Ёж совершенно не воспринимает английский язык на слух, а «Википедию» на «упрощённом английском» (Simple English), по моему скромному мнению, писал как минимум перерождённый Байрон.

Должен признать, что у Ежа подобным образом дело обстоит не только лишь с английским языком, а и с французским, и даже с турецким. Однако по-французски мне каким-то непостижимым образом удаётся читать и понимать написанное, чего не скажешь об остальных языках.

Зато, Ёж вполне легко усваивает фонетику, орфографию и лексику. И обожает задачи на пространственное мышление.

Конечно, Ваш покорный слуга не стоит на месте. Он настойчиво бьётся головой о разного рода вертикальные и горизонтальные поверхности. Ежом было исследовано немало самых разнообразных пособий, учебников и программ, были зверски замучены несколько англоязычных друзей и знакомых (французов, к сожалению, пока не нашёл, а турки – это, пожалуй, самые терпеливые и доброжелательные преподаватели, к которым даже особо жёсткие меры применять не приходилось), были прочитаны даже «мемуары» изучавших иностранные языки, а кино Ёж всегда смотрит с субтитрами (и очень, кстати, митингует, что в отечественных кинотеатрах всё сплошь дублируют). Из всего этого, конечно же, сделаны определённые выводы, которые не претендуют на всеохватность, но служат для меня направляющими.

Во-первых, пользуясь случаем, хочу обратиться к кое-каким «англичанам». Уважаемые дамы и господа, Ёж, конечно, понимает, что Вы – люди занятые, тем более, обладающие бесценным знанием «мирового языка», а ещё, у Вас всегда ничтожно мало времени, потому что «ВКонтакте» да в «Фейсбуке», а ещё, у Вас на почве хронической англофонии пропал дар речи русской, чтобы по-человечески объяснить, в каком месте у меня ошибка в этом чёртовом «пасте пёрфекте». Ёж всё прекрасно понимает. Но я вырасту выучу и убью Билла отомщу!!! И месть Ёжика будет страшной. И никакой, слышите, НИ-КА-КОЙ «Гугл-переводчик» Вам не поможет!

Во-вторых, здесь, конечно, я буду совершенно неоригинален, в этой стране иностранный язык можно изучать 10 и даже 15 лет, причём, настолько потрясающе успешно, что в результате знания будут ограничиваться двумя словами – WC и No smoking. Ладно, не «двумя словами», а аббревиатурой и словосочетанием. А настоящим полиглотом себя считать может уже тот, кто знает, что WC – это, оказывается, ещё и расшифровывается как «water closet». 10 лет – 2 слова. Почти по одной букве в год без пробелов (даже не имею представления, где и в каком объёме изучаются пробелы).

Иностранных слов в нашем родном языке становится всё больше, а кириллицу уже, пожалуй, давно пора отменить. Наши уважаемые соотечественники твёрдо знают, что ударение во французском языке неизменно падает на последний слог, и уверенно читают на всех языках методом... кхм... буквенных эквивалентов. Ежа, к слову, искренне удивляет, как удалось господам продавцам закрепить в нашем сознании то, что Peugeot – это «Пежо», Renault – это «Рено», а Lucky Strike – это «Лаки страйк». Причём, у нас затрудняются, к примеру, произнести слово Gauloises («Голуаз» – патриотичные французские сигареты «Галльские» с рекламным слоганом Libertè toujours, то есть «Свобода навсегда»), а встречаются даже некоторые граждане, которые очень «буквально» озвучивают англоязычное название финской группы Nightwish («Найтвиш»). Ещё забавнее, когда исключительно компетентные наши соотечественники, со значительными интонациями и исключительно серьёзным взглядом, отправляют во Францию вино «Бастардó», тогда как на проверку название сие является вовсе не французским, а испанским, и ударение в нём отнюдь не на последнем слоге, ибо «Бастáрдо».

В остальном, конечно же, все мы – движущееся (чтоб не сказать «ходячее») воплощение истинно европейского хорошего вкуса, особенно, когда не столь давно в Донецке открылся некий ночной клуб под названием «VIINEБО» (каюсь, когда впервые увидел рекламу, сразу даже не догадался, что сие означает «Седьмое небо»). И, знаете ли, это, пожалуй, временами даже не самокритичность славян, а извращённая форма самоотторжения, глубокой ненависти или презрения по отношению ко всему, что связано с нашим родным языком.

Я уж не говорю о довольно специфическом «украинском опыте», где в школе, в которой учился Ёж, с языками сложилась и вовсе изумительная ситуация. Ёж учился хоть и в «русском» (с русским языком преподавания), но математическом классе. По отношению к языкам мои математические одноклассники занимали весьма интересную позицию. С преподавателем украинского языка постоянно возникали скандалы и споры на почве «социально-политических» разногласий, кои с умным видом культивировали некоторые вполне взрослые и сознательные дяди и тёти из телевизоров и не только – украинский язык изучать не хотел никто, а Ваш покорный слуга, наверное, был единственным во всей школе, кто добровольно на перемене мог разговаривать с учителем украинского языка по-украински. Что же касается русского языка… Один урок в две недели. В глобальную проблему «языковой вопрос» превратился лишь однажды, когда выяснилось, что внешнее независимое тестирование (аналог российского ЕГЭ) можно будет сдавать по всем предметам лишь на украинском языке. Тут-то и началось судорожное усвоение украинской терминологии: дотична – касательная, кут – угол, твірна – образующая, перетин – пересечение, мимобіжний – скрещивающийся, доданок – слагаемое, добуток – произведение (результат умножения), частка – частное (результат деления), додатний – положительный, похибка – погрешность, переріз – сечение и т.д. Если Вы помните, то в текстовых задачах обычно следует ещё и правильно определить, что именно требуется написать в ответе. К слову, вряд ли в технических вузах, куда направились мои одноклассники, кто-то будет заниматься совершенствованием их речи.

Отсюда вытекает и первый вывод, который по совместительству является одной из причин столь плачевного незнания иностранных языков: уж не вспомню, чьего авторства мысль сия, но понять чужую культуру невозможно, ежели не понимаешь и не чувствуешь культуры своей. В том числе, наивно полагать, что Эллочка-людоедка, изучив английский язык по самым современным программам, будет вольно распоряжаться огромным словарным запасом и вынудит англичан забыть Шекспира как страшный сон. Я уж не вспоминаю об украинских русскоговорящих, которые нередко добровольно упускают шанс знать два языка и даже (!) владеть навыками перевода.

О второй причине постараюсь рассказать более обстоятельно. Когда-то Ёж впервые пришёл в одну иностранную компанию. Ежа посадили на стул, кругом сновали важные люди, а напротив Вашего покорного слуги сидел довольно грозного вида иностранец. Без тени улыбки он задал Ежу вопрос «How are you?» (англ. «Как дела?»), и… Растерянности моей не было предела. После продолжительной паузы Ёж всё-таки показал жестами, что у него всё просто изумительно и стул очень удобный, и снующие люди кругом подобны ангелам небесным. А самым поразительным открытием для Ежа стало то, что в этой же компании большинство украинских специалистов общались со своими иностранными коллегами исключительно через переводчиков, и за 2-3 года они могли не произнести ни единого слова на иностранном языке, хоть и писали в своих резюме то самое пресловутое «английский со словарём». В чём же дело? Неужели, случайно в одной компании могли собраться 15 (даже больше) человек, которые совершенно неспособны разговаривать на каком-либо языке, кроме русского?

После небольшого «следственного эксперимента», Ёж пришёл к выводу, что наши уважаемые соотечественники боятся показаться другим людям смешными со своими ошибками, а, должен признаться, иностранцы вполне способны понимать даже совершенно несогласованные грамматически фразы (впрочем, так же как и мы в случае с «моя твоя не понимай»). Иностранцы, как это ни странно, гораздо активнее и легче употребляли русский язык. С ошибками, иногда даже с очень забавными. К примеру, однажды наш иностранный сотрудник выразил благодарность русскому переводчику за решение какой-то не очень значительной проблемы восторженной фразой: «Ты – мой герой!».

И Вашему покорному слуге стремление к взаимопониманию добавляло азарта, это, я бы даже сказал, воодушевляло, мгновенно давало «ощутимый результат». Ежу удалось значительно расширить свой словарный запас, но пользовался он при этом самыми примитивными грамматическими конструкциями, которые совершенно не годятся для этих наших оплотов схоластики университетов. Однако ощущение пусть даже в первое время весьма ограниченной, но свободы, ощущение того, что речь Ваша понятна другим – является, на мой взгляд, основным стимулом для овладения иностранным языком. Причём, подобное ощущение возникает лишь при живом общении, которое в данном случае, на мой взгляд, неспособен заменить интернет.

По какой-то доселе неясной Ежу причине, в нашем любимом образовании закрепились представление о том, что если накрепко (с многочисленными примерами) зазубрить сто штук грамматических таблиц, то человек будет знать язык, но зазубривание – это всё же процесс по большей части бессознательно-механический, более того, чересчур растянутый во времени. И, знаете ли, студенты в большинстве своём склонны считать, что экзамены – это «сдать и забыть». Прошли времена глагола или же степени сравнения прилагательных, сдали и забыли. Соответственно, метод сей уверенно и вполне стабильно не работает и работать не будет, о чём свидетельствует многолетний опыт и несколько десятков поколений учащихся.

И, разумеется, ни для кого не секрет что 99% украинских (и не только украинских) студентов проводят каникулы в Лондоне, Париже и Берлине, где они имеют возможность закрепить на практике сии морфеевы грамматические таблицы и узнать, что такое использовать в речи иностранный язык по-настоящему. Иностранцы тоже хороши! Они почему-то к нам не едут...

Прекрасная ситуация, Вы не находите?

С другой стороны, совершенно очевидно, что изучение иностранного языка – дело сугубо индивидуальное. И не только лишь потому, что все мы отличаемся различными видами восприятия информации (кому-то легче читать, а кому-то – жизненно необходимо услышать), но и потому, что язык – это часть нашего образа. Немаловажная, должен признать, часть образа. Ведь не зря совсем недавно одна ёжкина знакомая девушка, не имеющая никакого отношения к филологии, бросила своего парня-бизнесмена, торгующего одеждой. А знаете, почему? Потому что он как-то в непринуждённой беседе назвал её «эксклюзивной».

И в это наше речевое своеобразие, к которому мы нередко даже не присматриваемся как следует, врываются ещё и уважаемые преподаватели со своими грамматическими таблицами. Стоит ли говорить, что сие примерно то же самое, что приспособить к бытовому вентилятору винт от моторной лодки, и пытаться верхом на этой конструкции куда-нибудь улететь?

Изучить иностранный язык, судя по всему, это не столько сложно, сколько трудно, ибо никаких особенных умственных способностей для дела сего не требуется. Однако же усвоить логику иностранной фразы – это задача, для которой Ёж пока что не нашёл решения. Как известно, до некоторых революций в России имело место быть образование на нескольких языках: языки не только лишь изучались, но и тут же использовались в обучении. Одним из преимуществ такого образования являлось то, что описание какой-либо вещи на разных языках даёт возможность не только сравнить возможности этих языков, но и посмотреть на эту вещь под разными углами, посредством другой языковой картины мира. Эту самую картину мира особенно хорошо представляют переводчики технических текстов – нынешние художественные переводы нередко и достаточно спокойно пренебрегают такими «мелочами».

И, наконец, самая страшная тайна в изучении иностранных языков, о которой лично мне не говорил ни один мой преподаватель, заключается в том, что все грамматические таблицы, которые мы привыкли так старательно зазубривать, срисовывать, переписывать, усваивать и запоминать, предназначены лишь для того, чтобы впоследствии забыть их. Да-да, именно забыть, ибо речь – всё-таки действие непринуждённое или же «свободное», как мы говорим об уровне владения иностранным языком. Этот самый язык должен быть доведён до уровня привычки, а предложения и фразы должны рождаться в наших головах спонтанно.

Ведь не страдает никто из нас, русскоязычных, оттого, что грамматика русского языка, ежели её представить «в таблицах», значительно более своеобразна, нежели та весьма, надо сказать, упрощённая, о которой нам рассказывали в школе. Мы об этом не знаем, но незнание это совершенно не мешает нам разговаривать и писать по-русски.

Но как же достичь этой пресловутой спонтанности, привычки – до этого Ваш покорный слуга пока не додумался. Но Ёж обещает, что обязательно исследует сей вопрос, о чём непременно напишет у себя в Ёжикодневнике. Ну вот... Получилось одно сплошное лирическое отступление...

И, наконец, последнее. Запись эта в её первоначальном виде была написана в Донецке. И в финале там было сказано о любви. О той самой любви, с которой нужно приступать к любому делу. О той самой любви, которой так мало вокруг нас (да, вокруг нас действительно очень мало того, что было бы сделано с любовью). Но к чему это я... В финале той первоначальной записи Ёж отправлялся влюблённо и нежно... мыть посуду. Эх, как давно это было...
Tags: erinaceus, Ёжик митингует, Ёжиковидение, Задумчиво подпиливая иголки..., Украина, автобиографическое, английский язык, книги, плагиат, реклама, русский язык, турецкий язык, украинский язык, университет, филология, французский язык, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments